Как же я люблю… себя

19.09.2021

08072021942CIMG6642.jpg

А, наверное, нельзя, это же эгоизм. Но с другой стороны: «Возлюби ближнего, как самого себя». Выходит, можно? С недостатками и страстями, такого нехорошего и грешного? Или идеальный образ того, каким еще нужно стать в будущем и прийти к порогу вечности? В день памяти святых Петра и Февронии, покровителей семьи, разбираемся в этом вопросе вместе с настоятелем Никольского храма села Дьяковка протоиереем Димитрием Шевченко и его супругой и приходским регентом Мариной Станиславовной.

 

Возможно прямо ответить на вопрос: нужно ли любить себя? И какая она – правильная любовь к себе?

Отец Дмитрий: Нужно. Правильная любовь к себе – желание себе спасения, любовь в Господе, то есть «я должен стать таким как Бог, должен исполнить свое предназначение и обрести святость. Мне даны дух, душа и плоть, и правильно я люблю себя, когда сохраняю себя, чтобы исполнять то, чего от меня ждет Господь. Для этого я вверяю себя Его воле и учусь ее исполнять».

Марина Станиславовна: Любить себя через призму веры, то есть жить для Христа и людей. Не придумывать себе чужой жизни, а проживать свою. Искать (всю жизнь) золотую середину, при этом во всем стремиться к лучшему. Относиться к себе в меру строго и не впадать в расслабление, но и помнить о собственной мере: не брать то, что не сможешь потянуть.

А как Христовы заповеди о любви к себе и ближнему сопоставить с Его же призывом отвергнуться себя, взять крест и последовать за Ним?

Отец Дмитрий: Если человек любит себя во Христе, то будет следовать за Ним. Нужно отвергнуться того себя, который эгоистичный и страстный, который не хочет никого любить и нести свой крест, то есть ответственность за свою жизнь.

Что хочет родитель от ребенка? Чтобы тот стал полноценным самостоятельным человеком, чтобы отвечал за себя и свои поступки. Господь как любящий Отец хочет, чтобы мы были счастливы. А по-настоящему счастлив тот, кто готов взять ответственность и подставить плечо другим, готов жить для кого-то.

Марина Станиславовна: Какой смысл работать, отдыхать, есть, спать, создавать что-то для себя? Это всё впустую. Мне кажется, любовь к себе – это не полнота любви, то есть любовь в полноте – это жизнь для других.

В чем разница между мужской любовью и женской?

Отец Дмитрий: Интересно именно про мужскую любовь к себе сказано у апостола Павла: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь» (Еф. 5. 28-30). Мужская любовь к себе – это быть и чувствовать себя опорой для семьи во всех смыслах.

Марина Станиславовна: Мужчина чувствует себя главным в семье или коллективе, в ситуации, он ставит цели, добивается их, принимает решения и несет ответственность, в этом стремлении «вперед и вверх» отчасти и выражается его любовь и к себе, и к другим.

А женщина оттого, что более эмоциональна, готова любить и жалеть всех. Но ей важно не забывать заботиться о себе, чтобы отдавать заботу, внимание и сердце другим. У монашествующих нет детей, но они готовы делить свою любовь между всеми людьми, и в этом тоже есть стремление уподобиться Богу.

Как научить детей любить и уважать себя, как сейчас говорят психологи, «отстаивать свои границы», но не быть эгоистами?

Отец Дмитрий: Примером жертвенной любви и заботы. И ограничением от информации, не положенной по возрасту. Если ребенок или подросток чувствует и знает, что в семье его любят, то послушание родителям и будет его естественными границами.

Где в семье грань между нелюбовью к себе и жертвенностью?

Марина Станиславовна: Жертвенность тоже бывает ложной, это когда человек внутренне ждет от другого благодарности: «Я для тебя всё делаю, а ты…» Когда ты уважаешь себя, при этом живешь для других ради Христа, ты не чувствуешь обид и разочарований, претензий к людям. А когда человек все же ставит себя в центр, хоть и постоянно говорит, что жертвует своими желаниями для других, то он не чувствует отдачи, его действия не принесут плода.

Что значит «болезненное, уязвленное самолюбие»?

Отец Дмитрий: Обидчивость, происходящая от эгоизма, саможаление. И обязательно в этом «кто-то виноват». Если человек признаёт свою вину, то он начинает искать выход, пути исправления, то это нормально. Пусть он даже начинает копаться в себе, но он хочет исправиться и в этом есть правильная любовь – стремление стать лучше.

Марина Станиславовна: Эгоизм, зацикленность на себе и своих чувствах.

А святые себя любили? Например, мученики или преподобные?

Отец Дмитрий: Святые любили, в первую очередь, Бога, к этому должны стремиться и мы. Об этом прямо говорит Христос в Евангелии: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22. 37-40).

Марина Станиславовна: Думаю, что да, иначе бы они не смогли любить других. Ведь святые видят и чувствуют в себе и в других образ Божий. А как этот образ не любить?

Психологи говорят, что с нелюбовью к себе, непринятием себя сталкиваются те, кто не получил любви в детстве. Порой такие люди и Бога воспринимают как Судию, а не как любящего Отца. Они с трудом и в Его любовь верят. Как помочь такому человеку, и как он может помочь себе?

Отец Дмитрий: Такому человеку нужно открывать Бога, показывать ему доброту, покрывать любовью его промахи, принимать его таким, какой есть. А сам себе он поможет, если кого-то полюбит, чтобы было ради кого заставить себя что-то сделать хорошее. Ведь в каждом из нас есть желание жить для других, и это нас поддерживает.

Если человек никого не любит, у него «нет ничего святого», то он не чувствует счастья и ищет виноватых. В своем несчастье он винит родственников, начальство, соседей, власть, Бога… И он искренне не понимает причину своей душевной боли, говоря: «Почему меня Бог наказывает? Я ничего плохого никому не делал, я живу для себя, никого не трогаю».

Но Бог есть любовь, и она пронизывает всё. Когда же человек ставит себя вне любви, то он горит в аду еще при жизни. Выйти из этого состояния можно, сказав: «Господи, я неправ, прости меня, помоги исправиться и научи любить».

Марина Станиславовна: Зерно любви заложено в каждом и любому Господь будет подавать поводы его прорастить. Если Бог коснется сердца человека, то эта частичка любви умножится. А как мы можем помочь? Ситуации разные – с кем-то стоит попробовать поговорить о Боге, с другим – помолчать и выслушать, третьему – привести добрый пример и вдохновить, за кого-то только искренне помолиться, но к любому проявить сострадание.

Знакомый священник отметил, что чуть ли не 90% процентов людей себя «терпеть не могут». Разделяете вы такое наблюдение, и что об этом думаете?

Марина Станиславовна: К сожалению, бывает и так, что внешне кажется, что человек себя не любит, но на самом деле он просто горд и не доволен своей жизнью, а воли к исправлению не хватает. Возможно, в той или иной степени через такое состояние проходят многие. Выход тот же – учиться любить других на деле.

Отец Дмитрий: Я думаю, это все же форма покаяния, желание исправиться. То есть человек не может терпеть себя грешного, плачет и хочет исправиться – это стремление к совершенству.

*

«Должно сказать, что редкий из человеков любит себя. Большая часть людей ненавидит себя, старается сделать себе как можно больше зла. Если измерить зло, соделанное человеку в его жизни, то найдется, что лютейший враг не сделал ему столько зла, сколько сделал зла человек сам себе … Причина в том, что мы правильную любовь к себе заменили самолюбием, которое внушает нам стремиться к безразборчивому исполнению пожеланий наших, падшей воли, руководимой лжеименным разумом и лукавою совестью» (Святитель Игнатий (Брянчанинов)).

 

Татьяна УЮТОВА

Публикация сайта Покровской епархии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика